«Икар»: 325 дней вокруг света

7 сентября 2020 08:23

В Николаевском музее судостроения можно увидеть макет легендарной украинской яхты. В залах Николаевского областного музея судостроения и флота, посвященных второй половине 20-го века, представлено немало моделей авианосцев, супертанкеров, нефтерудовозов и других великанов.

Ведь в свое время со стапелей судостроительных заводов города ежемесячно сходили корабли и суда дедвейтом до 300 тысяч тонн.

Несмотря на это, внимание многих посетителей привлекает макет небольшой яхты ручной работы. Водоизмещение этого маленького парусника было всего 25 тонн, но на его долю выпало столько приключений, сколько и не снилось многим «Панамаксам» и «Кепсайзам».

Речь об «Икаре» — первой советской яхте, которая совершила кругосветное путешествие. В эти дни исполняется 32 года, как яхта отправилась в свою первую кругосветку. 7 сентября 1987 года «Икар» с экипажем в составе 9 бывалых моряков под командованием капитана Бориса Немирова вышел из Николаева.

Их поход длился 325 дней. Вернулись 31 июля 1988 года. Забегая наперед, скажем, что модель этой яхты, изготовленной в 1980-х годах, передал музею сам капитан легендарного «Икара».

Проект яхты «Икар» был разработан студенческим конструкторским бюро тогдашнего Николаевского кораблестроительного института.

«Проектирование началось в 1978 году, его осуществляли студенты двух выпусков, главным конструктором был будущий капитан Борис Немиров. Непосредственно строительство продолжалось два года. В 1984 году состоялся спуск на воду. И в том же году «Икар» совершил свой первый поход по Черному морю – было пройдено 1500 миль без захода в порты. Далее началась подготовка к кругосветному путешествию», — рассказывает заведующая экспозиционного отдела Музея судостроения и флота Елена Пучинян.

Судьба «Икара» с самого начала складывалась непросто. В декабре 1984 года на яхте, которая находилась еще на судостроительном заводе, произошел взрыв газового баллона, и судно получило значительные повреждения. Казалось, что мечтам о кругосветном путешествии так и не суждено сбыться. Но Немирову удалось добиться, чтобы «Икар» восстановили.

Это произошло в декабре 1986 года. Стоит отметить, что «Икар» – это стальной двухмачтовый парусник, предназначенный для учебных, спортивных и туристических плаваний, а также судебной практики небольших групп студентов и выполнения научно-исследовательских работ. Длина яхты — 16 м, площадь парусов — 150 квадратов, осадка — 2,55 м, полное водоизмещение — 27,5 т. Есть вспомогательный двигатель мощностью 25 лошадиных сил.

«Сразу после спуска «Икара» на воду ценители яхт начали выражать недовольство: мол, обводы корпуса грубые и не идут ни в какое сравнение с элегантными «Солингами», «Темпестами» и «Драконами». Но когда в «Икар» поместилось два грузовика привезенного оборудования и припасов для кругосветного путешествия, голоса недоброжелателей cтихли», – говорит Пучинян.

Она обращает внимание на то, что конструкция яхты учитывала особенности плавания в 40-х широтах Южного полушария. К тому времени корабль уже был оборудован спутниковой системой навигации.

А вот связь с «большой землей» осуществлялась через встречные суда. Сроки выхода в кругосветку несколько раз переносили. Но в конце концов это произошло. Сначала яхта взяла курс на Варну, затем Босфор и Дарданеллы. Возле берегов Италии остановку обусловила первая неисправность – вышла из строя гидравлика рулевой машины.

За считанные минуты неполадки были устранены. Но впереди ждало еще много приключений!

ВСТРЕЧА С КИТОМ И ИСПЫТАНИЕ ТРОПИКАМИ

Стоит отметить, что размеры «Икара» небольшие, и при условии долгого плавания встает проблема психологической совместимости членов команды.

«По воспоминаниям участников похода, первое настоящее «притирание» произошло возле Испании, где яхта попала в сильный шторм. А уже через несколько дней нужно было делать нелегкий выбор: по условиям похода, дальше на борту должно было остаться только семь человек – двое должны были покинуть плавание и вернуться домой», – рассказывает Пучинян.

С самого начала плавания экипаж состоял из капитана Бориса Немирова, старшего помощника Анатолия Кузнецова, вахтенных помощников Александра Кузнецова, Андрея Маркова и Станислава Черкеса, боцмана Владимира Терняка, штурман-наставника Бориса Яковлева, матроса Александра Плякина и врача Сергея Прусова.

Остановка на Канарских островах — последняя перед долгим марш-броском через океан. И именно здесь, в Санта-Круз-де-Тенерифе, путем тайного голосования определили двух человек, которые должны были вернуться домой.

Ими стали врач Прусов, который страдал морской болезнью, и Яковлев, который хоть и был хорошим штурманом, но у него все же не было навыков яхтсмена. После Санта-Круз-де-Тенерифе поход стал тяжелее.

Один из его участников вспоминал:

«До Канарских островов мы шли, как спортсмен от раздевалки до стадиона, а от Канар уже вышли на беговую дорожку».

В экваториальной зоне начались серьезные испытания: жара 45-50 градусов сопровождалась долгими штилями. Еще и подводная часть яхты начала обрастать ракушками. Экипаж пытался бороться с этой проблемой, но безрезультатно.

В результате перед входом в Индийский океан скорость «Икара» значительно уменьшилась. Но главные испытания были еще впереди: оказалось, что переход через Атлантику – это “цветочки”. Причем опасность подстерегала на каждом шагу.

Например, встреча в открытом океане маленькой яхты с китами. Однажды, в районе острова Кергелен, прямо перед носом «Икара» внезапно всплыл огромный сейвал. Кит лежал на воде и, казалось, внимательно наблюдал за людьми, нарушившими его покой. К счастью, все закончилось мирно, сейвал выпустил высокий фонтан и ушел под воду.

Однако главные сложности плавания в высоких широтах заключались в частых и мощных штормах. Даже названия этих широт — «бурные 40-е» и «неистовые 50-е» — говорят сами за себя.

Это настоящий вызов для команды любого судна, тем более для маленького парусника. Отметим, что «Икар» шел по Индийскому океану, стараясь держаться между 41 и 43 параллелями. Сильные ветра сделали свое дело — средняя скорость судна увеличилась, и этот участок пути преодолели быстрее, чем планировалось.

Но за это пришлось «заплатить» большей нагрузкой на паруса, такелаж и сам экипаж. Кроме того, сильно донимали туманы (часто воздух был холоднее воды), повсюду проникала влага. Вследствие этого начинали «врать» приборы, в частности, приходилось ежедневно определять поправку к компасу.

Но «Икар» и его команда с честью выдержали непогоду. Хоть и не обошлось без проблем. Во время сильной качки выдавило пробку из самой большой цистерны, которая вмещала около 400 литров питьевой воды.

Около половины воды было потеряно. Потребление составляло два литра за день на человека. После этого питьевую воду пришлось экономить и даже активизировать сбор дождевой.

«Потеря части питьевой воды немного откорректировала маршрут перехода. Изначально планировался заход в Веллингтон. Однако до столицы Новой Зеландии было еще далеко, и Борис Немиров отдал приказ отправиться в Хобарт на Тасмании. А чтобы немного скрасить сложности плавания, капитан подготовил команде презент: по случаю празднования нового 1988 года каждому члену экипажа он передал письма и кассеты с поздравлениями от их семей.

Это был настоящий сюрприз для экипажа – ведь от самих Канар яхта не встречала ни одного судна. Капитан прибег к маленьким хитростям – письмами и записями он запасся еще перед выходом из Николаева», – рассказывает работница музея. 6 февраля «Икар» пришел в Хобарт.

Первое, что сделали в этом порту, – пополнили запасы воды. Местные доброжелательно отнеслись к нашим путешественникам. Возможно, сыграло роль и то, что у многих жителей этого города были собственные яхты, поэтому они хорошо знали «тяжелый характер» тамошних морей.

Для «Икара» нашли новый мощный радар, а еще подняли судно на слип для осмотра его подводной части, где обнаружили огромные заросли ракушек. На очистку и покраску корпуса ушло 10 суток. Параллельно команда чинила паруса.

О ПРОЛИВЕ ДРЕЙКА, 30 ФЕВРАЛЯ И ПУТИ ДОМОЙ

Две недели стоянки пролетели быстро, и яхта вышла из гостеприимного порта в направлении Тихого океана. «Обратите внимание, возле модели «Икара» – карта его похода. После выхода из Хобарта курс судна пролегает через Тасманово море. Здесь традиционно неблагоприятная погода, и Немиров приказал ставить штормовые паруса. Сразу вышли на широту «45 южная».

Новую Зеландию оставили далеко на севере. Передали радиограмму через новозеландский траулер. Далее поднялись до широты «50-52° южная» и по ней шли на восток 4500 миль. По воспоминаниям команды, яхта «просто летела»: в одну из недель шли со скоростью 200-210 миль в сутки», – информирует собеседница.

29 февраля «Икар» пересек 180-й меридиан. Это линия смены дат, поэтому «набежали» лишние сутки. Ребята в шутку присвоили им название «30 февраля». Правда, из-за этого пришлось дважды прожить понедельник.

Кто-то пошутил: как к этому отнесется бухгалтерия? Начислят ли командировку на «лишний» день? Март в южном полушарии – это начало осени. Становится значительно холоднее, температура падает до нуля градусов, пролетает снег. Вахты стали короче — по часу, потому что дежурные на верхней палубе быстро становились мокрыми. А волны ударяли в борта, словно кувалдой. Теперь «Икар» шел в направлении пролива Дрейка.

Он известен тем, что стал кладбищем для нескольких сотен кораблей. Солнце здесь выходит из-за облаков всего несколько дней в году, а остальное время царят туман и шквалы. Эта акватория считается одной из самых строгих в мире. Ветер постоянно дует с запада на восток. Его движение практически нигде не перекрывают участки земли, и он наваливается со страшной силой. Дело в том, что «бурные 40-е», дойдя до Южноамериканского континента, наталкиваются на могучую стену Анд.

Единственный проход – пролив Дрейка, в котором возникает грандиозный «сквозняк», который и дает толчок шквалам, свирепствующим в «неистовых 50-х». А северный край пролива Дрейка – мыс Горн – моряки называют «Пастью Дьявола» и «Старым людоедом». Это самая южная точка архипелага Огненная Земля, необычайное и легендарное место.

«Утром 26 марта «Икар» оказался в 40 милях от мыса Горн. А когда яхта подошла совсем близко, капитан приказал замедлить ход, приспустить флаг и дать салют. Для команды это были незабываемые минуты, потому что прохождение мыса Горн – вершина достижений в парусном спорте. Обогнув его, «Икар» вышел в Атлантику на финишную прямую», – говорит экскурсовод.

Если взглянуть на карту путешествия «Икара», то видно, что именно в Атлантике «замыкается петля» кругосветного путешествия. Это произошло 29 ноября 1987 года, следовательно, «чистая кругосветка» длилась 137 суток.

Далее был внеплановый визит на остров Святой Елены, где экипаж пополнил запасы пресной воды, после этого – дорога домой. Переход через Атлантику был значительно легче, чем через Южный океан. Далее Средиземное и Черное моря, и вот 30 июля 1988 года команда увидела впереди Очаков. А на следующий день их с почестями встречали уже в Николаеве.

Так закончился великий поход яхты «Икар». Пройдена 31 тысяча миль, практически без аварий и чрезвычайных ситуаций. В кругосветном путешествии «Икар» показал себя с наилучшей стороны. После завершения этого путешествия весь экипаж яхты наградили Золотой медалью Фонда мира. А капитан Немиров, старший помощник Кузнецов и боцман Терняк получили звание заслуженных мастеров спорта.

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ ДЛЯ «ИКАРА»

После кругосветного путешествия «Икар» совершил еще несколько походов. В 1992 году он в ранге почетного гостя принимал участие в международной регате «Колумбус-92», которую посвятили 500-летию открытия Америки Христофором Колумбом.

В рамках этого мероприятия впервые под флагом независимой Украины парусник совершил поход в Нью-Йорк и обратно. За 182 дня было пройдено 15 тысяч миль. А в 2000 году «Икар» был единственной яхтой от Украины, которая приняла участие в регате «Третье тысячелетие под парусами». Она проходила по маршруту Италия-США-Канада-Нидерланды.

Но время неумолимо: в 2013 году ушел из жизни Борис Немиров. Техническое состояние «Икара» становилось все хуже, начали раздаваться призывы поставить яхту на прикол и превратить в памятник. И все же хозяева яхты – Национальный университет кораблестроения (НУК) имени адмирала Макарова – решили дать паруснику вторую жизнь.

Его отремонтировали, отреставрировали, и в июне 2020 года «Икар», на радость поклонникам, вновь ощутил прикосновение морской волны. Он принял участие в экологической регате имени Сергея Шаповалова «Кубок Кинбурнской косы».

А поскольку этот парусник создан не для скоростных гонок, а для дальних переходов, то хочется верить, что мы вновь увидим его на океанских просторах.